Территория застоя: почему в Саратове и дальше будут расти бедность и нищета на фоне богатеющих российских миллиардеров

Новости области

В середине апреля 2021 года группа известных российских экономистов (среди которых преподаватели отечественных и иностранных вузов, бывшие высокопоставленные чиновники и авторитетные эксперты) выпустила аналитический доклад под красноречивым названием «Застой — 2: последствия, риски и альтернативы для российской экономики» (проект фонда «Либеральная миссия»).

В нем авторы констатируют, что российская экономика находится в состоянии долгосрочной стагнации уже более десяти лет.

«Даже если исключить 2020-й ковидный год, среднегодовые темпы роста российской экономики с 2009 по 2019 г. составили 1%, а за пять лет (2014–2019 гг.) — всего 0,8%. Такие темпы существенно ниже темпов роста стран с аналогичным уровнем развития, среднегодовых темпов роста мировой экономики и даже ниже темпов роста стран с высоким доходом и развитых экономик, которые обычно растут гораздо медленнее развивающихся.

Это означает, что доля России в мировой экономике снижалась, отрыв от развитых стран увеличивался, а не сокращался, и в рэнкинге экономик мира по уровню дохода Россия опускалась вниз.

В 1977–1985 гг., т. е. в периоде истории СССР, который получил наименование «застоя», средние темпы роста экономики составляли, согласно современным расчетам, 1,6% в год, т. е. были в два раза выше тех, которые наблюдались в течение последних 6–7 лет.

Таким образом, «застой — 2» — это не метафора, а статистическая констатация», — подчеркивают авторы доклада.

Они считают, что у правительства «не только нет стратегии роста, но и отсутствует соответствующее целеполагание»: «Экономическая политика выдвигает в качестве приоритета „стабильность“, которая, с экономической точки зрения, представляет собой модель перераспределения ресурсной ренты и доходов от экономической деятельности, соответствующую интересам политической элиты, ряда секторов российского бизнеса и некоторых групп населения. Закреплению перераспределительной модели способствует фундаментальная установка на экономический изоляционизм, мотивированный курсом внешнеполитической конфронтации».

 

Для вас — вся власть, все блага мира…

Впрочем, сам по себе застой еще не означает нулевых доходов и отсутствующей прибыли. Весь вопрос в том, кому это все достается.

«Для 200 самых богатых бизнесменов России 2020 год оказался на удивление удачным», — написал в апреле русский Forbes. По данным издания, число миллиардеров в его свежем списке выросло до 123, показатели рейтинга достигли рекордных высот. А порог вхождения в рейтинг впервые поднялся до 550 млн долларов. В рублях по курсу это составляет фантастическую для обычного человека сумму в 40 миллиардов.

При этом количество бедных людей в России не только не уменьшается, но даже растёт. А реальные доходы граждан падают восьмой (!) год подряд.

Как писали СМИ в январе 2021 года, по итогам девяти месяцев 2020-го численность россиян, живущих за чертой бедности достигла 19,6 млн человек. Это 13,3 процента населения страны.

За 9 месяцев количество бедняков приросло на 400 тысяч человек — это сопоставимо с населением городов Балаково и Энгельс вместе взятых. Причем речь идет не об экспертных оценках, это данные государственного Росстата.

Ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов уверен, что в условиях отсутствия господдержки многие представители российского среднего класса в период пандемии COVID-19 стали бедными. Кузьминов назвал «дефектом нашей политики» решение государства поддерживать производство и «самых слабых» при отсутствии поддержки представителей среднего класса, у которых «пропали источники существования».

В марте компания NielsenIQ опубликовала исследование, согласно которому доходы россиян на фоне пандемии упали больше, чем в среднем по миру.

 

…а наше право — звук пустой

Падение доходов предсказуемо привело к тому, что россияне все активнее влезают в долги.

По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), за март долговая нагрузка населения возросла до рекордных 25,6 процента. Показатели Банка России ниже, но и они представляют собой новый исторический максимум.

В апреле граждане побили исторический рекорд кризиса 2014 года: общая сумма розничных потребительских кредитов, которые они набрали, достигла планки в 1,3 трлн рублей.

Еще больше тревоги вызывает статистика микрофинансовых организаций. В 1 квартале 2021 года количество выданных микрозаймов или займов «до зарплаты» составило 6 млн. Это на 27 процентов больше, чем было выдано за аналогичный период прошлого года.

В Саратовской области, по данным НБКИ, за первый квартал 2021 года жители взяли микрозаймов почти на 32 процента больше, чем за тот же период 2020-го.

Читать так же:  Нацпроект «Жильё и городская среда»: в Саратовской области завершены работы по благоустройству скверов и дворов

Объем просрочки по долгам растет, в том числе и по ипотеке. По оценкам участников рынка каждый восьмой ипотечный договор сейчас уже проблемный, то есть, требует реструктуризации или судебного вмешательства.

 

Рекорды на фоне пандемии

Свидетельствует ли нарастающая бедность и снижение доходов россиян о том, что экономика критически затормозила, промышленность встала, а сектор услуг разбился о коронавирусный кризис так, что теперь лежит в коме?

Кризисные явления, безусловно, есть. Но в целом экономика не остановилась и по-прежнему генерирует огромное количество товаров, услуг и денег.

В Саратовской области происходят те же негативные процессы, что и в стране в целом, с поправками на местные особенности. В состоянии банкротства по-прежнему пребывают многие известные и успешные прежде предприятия. За последние месяцы, например,  саратовцы с изумлением узнали, что Саратовская область «потеряла отрасль мясного птицеводства» (цитата из выступления губернатора Валерия Радаева). А одновременно с этим случился внезапный взлет цен на куриные яйца в Саратове до категории товаров чуть ли не из премиум-сегмента. Почему все это нельзя было предотвратить, с учетом постоянных правительственных совещаний, заседаний и мониторинга — непонятно.

Тем не менее, саратовская промышленность, вопреки мифам в соцсетях, работает. Какие-то заводы лучше, какие-то хуже. Выпуск промышленной продукции в регионе хоть и колеблется, но уж точно не падает до нуля даже в тех отраслях, которые больше всего пострадали от коронавирусного кризиса.

По итогам 2020 года индекс промышленного производства в Саратовской области вырос почти на 3%, объем отгруженных товаров собственного производства — на 3,5%. Выпуск сельхозпродукции увеличился почти на 10%.

По официальным данным подросла и средняя саратовская номинальная зарплата (за январь–ноябрь — плюс 8,6% к такому же периоду 2019 года).

Несмотря на пандемию, «самоизоляции», ограничения и слом привычного образа жизни, промышленность России не просто не остановилась, но даже показала рекордные достижения по ряду направлений. Об этом, в частности, пишет сайт «Сделано у нас» на основании материалов Росстата.

Так, глубина переработки нефти в 2020 году преодолела очередной исторический максимум. Выработка электроэнергии на АЭС доросла до исторического рекорда (РФ в 2020-м — 216 млрд кВт/ч, пик РСФСР — 128 млрд кВт/ч в 1989 году).

В производстве пластмасс непрерывный рост идёт с 2009 года. Выпуск лакокрасочных материалов — лучший показатель с 1992-го. В производстве моющих средств достигнут очередной исторический рекорд. В выпуске холодильников и морозильников в 2020 году доросли до лучшего результата за последние 6 лет. И так далее, и так далее.

Инвестиции на фоне эпидемии коронавируса тоже не прекратились. Как сообщила замминистра экономического развития Елизавета Нечаевская, в прошлом году в Саратовской области были завершены 35 инвестиционных проектов с объемом инвестиций 14,5 млрд рублей, создано более 700 новых рабочих мест.

В этом году инвесторы собираются вложить в регион 38,5 млрд рублей и создать 1,1 тысячи рабочих мест.

В этой логике, где производство не обрушилось, а местами даже увеличивается, где растут зарплаты и инвестиции, население должно отвечать на события соответствующим ростом потребления. Ведь оно вроде как тоже получает свою часть от развития экономики.

Но на деле ситуация, как уже говорилось, иная. Доходы падают. Показатель оборота розничной торговли в Саратовской области уже не первый год торчит на отметке «100% к уровню прошлого года».

Так почему же, несмотря на все успехи в экономике, богатеют лишь и без того богатые люди?

 

Перегнали Америку

Ларчик открывается просто. Один процент населения в России владеет почти половиной всех активов — то есть, всех тех заводов, фабрик, банков, торговых сетей, строительных компаний и прочих экономических структур, которые производят национальный продукт. В руках 10 процентов населения сконцентрированы уже 70 процентов активов.

Как подсчитало издание Financial Times, в России сейчас наблюдается самая высокая концентрация богатства в мире относительно размера валового внутреннего продукта: состояние российских миллиардеров составляет 35% (!) от ВВП страны.

Швеция на втором месте, Индия на третьем, США — лишь на четвертом.

То есть, в России крайне немногочисленная (в масштабах всего населения) группа людей контролирует львиную долю всего, что генерирует в стране продукт и деньги. Всем остальным достаются зарплаты (по большей части — намного скромнее, чем в развитых странах мира) и выплаты от государства в виде всяких субсидий, пособий, пенсий и т. п.

Читать так же:  В Энгельсском районе отменен карантин по гриппу птиц

При этом сама система хозяйственного уклада в стране со времен СССР претерпела радикальные изменения.

В прежние времена любой крупный саратовский завод не только платил зарплаты, но и финансировал всякую активность в радиусе своей работы. Заводы Саратова помогали школам (от обычных до спортивных и школ искусств), содержали дворцы культуры, творческие коллективы, пансионаты, базы отдыха, спортивные комплексы и санатории.

За годы с момента развала Союза большинство предприятий распродали свою «социалку» или отдали ее городам и регионам. Есть некоторые компании, которые продолжают тратить деньги на такую инфраструктуру. Но доля этих объектов в общем объеме несопоставима с тем, что было во времена СССР.

Теперь все социальное хозяйство содержит государство — на налоги. При этом, как говорят в таких случаях, ведро государства — дырявое. То есть, по ходу сбора, управления и перераспределения налогов часть денег непременно теряется и расходуется неэффективно. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин ранее оценивал масштабы прямого воровства бюджетных денег в 2-3 миллиарда ежегодно. А нарушения и «нецелевое использование» составляют уже суммы в сотни миллиардов рублей.

 

Помоги себе сам

Концентрация активов в руках узкой группы выгодоприобретателей — не единственная причина низких доходов и роста бедности.

Не менее очевидна и неспособность населения отстаивать свои права и интересы, в том числе, в сфере трудовых отношений.

Важнейший инструмент и институт такой борьбы — профсоюзы. Но они, увы, достались новой России по наследству от СССР. Со всеми присущими этим структурам проблемами и особенностями. Первая и главная из которых — отсутствие независимости от власти.

После краха СССР профсоюзы предпочли продолжать дрейфовать рядом с государством. Лидеры этих организаций регионального уровня зачастую сами интегрированы во власть (будучи, например, депутатами региональных заксобраний). При этом не секрет, что в такие собрания в последние годы можно гарантированно избраться только от одной партии. А это автоматически означает, что профсоюзные боссы вынуждены поддерживать политику государства, особенно в части тезисов из серии «не раскачивать лодку».

Граждане без иллюзий понимают реальную роль и место профсоюзов в сегодняшней России. Два года назад ВЦИОМ в ходе исследования выяснил, что при нарушении трудовых прав российские работники в первую очередь меняют место работы (7%) и обращаются с проблемой к начальству (6%). И лишь 2% респондентов обращались в профсоюз или совет трудового коллектива. 82% опрошенных были уверены, что профсоюзы в нашей стране не играют значительной роли.

Так что пока во всем мире работающие в найме в критических случаях объявляют забастовки, требуя повышения зарплат, в нашей стране такие действия не приветствуются. Без этого рычага работодатели в большей степени ориентируются не на мнение персонала, а на положение дел на рынке труда. А там, увы, всегда есть граждане, готовые много трудиться за очень небольшие деньги.

Другие способы увеличить доходы населения — это дополнительная занятость и бизнес, а также инвестиции, в том числе через инструменты рынка ценных бумаг. Но все эти способы требуют активности, специальных знаний, навыков и компетенций. А также, все чаще, качественного нового обучения, на которое тоже нужны деньги.

В любом случае, концентрация активов у узкой прослойки плюс активная скупка госструктурами (в том числе, госбанками) частных компаний будут оставаться определяющим фактором в экономике на много лет вперед.

 

Молчание — золото. Для кого?

«Несмотря на столь печальное положение дел — фактически потерянное для экономического развития десятилетие — публичная дискуссия о его причинах и возможных путях возвращения России на траекторию роста сегодня практически не ведется.

Тема экономического роста, мощно звучавшая в официальной риторике первого путинского десятилетия («удвоить ВВП за десять лет»), практически сошла на нет и была подменена бюрократическим конструктом «национальных проектов» — произвольно назначенными ориентирами и инвестиционными целями, которые к тому же периодически корректируются по срокам и параметрам или просто остаются нереализованными», пишут авторы доклада «Застой — 2».

Ситуация в Саратове демонстрирует это положение дел избыточно убедительно.

Формат публичного мероприятия с экономической повесткой в регионе фактически умер.

По сути, в Саратове на сегодняшний день не существует площадки, где вопросы развития областной экономики обсуждались бы открыто, честно, регулярно и с участием многих людей из бизнеса. Причем это особенно заметно именно потому, что прежде такие площадки и форматы встреч существовали. Одной из самых заметных была саратовская Торгово-промышленная палата. Сегодня дискуссия и там по сути отсутствует.

Читать так же:  Для врачей онкоцентра и тубдиспансера построят служебное жилье в Саратове

Деградация общественного обсуждения уже приносит свои дурные плоды. Есть ощущение, что в Саратовской области вообще мало кто понимает, что на самом деле происходит здесь в экономике, каковы реальные (а не придуманные властью) тренды, насколько серьезны проблемы и к каким последствиям в какие сроки стоит готовиться.

 

Стабильность свыше нам дана…

Как представляют себе благополучное будущее те, кто пережил период реального экономического роста в России с конца 1990-х до начала нулевых, когда благосостояние в стране толкали высокие цены на нефть?

Вероятно, так, что цены на нефть может быть снова вырастут до отметки выше 100 долларов за бочку и «всё само собой» как-то снова пойдет на лад.

Но в этой форме «русское экономическое чудо», увы, больше не произойдет. Рост цен на нефть не перезапускает двигатель роста.

Многие сегменты рынков уже консолидированы в руках игроков межрегионального и федерального уровня. Да к тому же они продолжают скупать «всё, что движется». К примеру, некоторое время назад два саратовских мясокомбината были приобретены крупной межрегиональной агрогруппой. Производство осталось, продукция выпускается, сотрудники получают зарплаты, а бюджеты — налоги. Но если раньше местный предприниматель, который чем-то владел здесь, именно здесь и тратил деньги (на другой бизнес, потребление, развлечения, благотворительность), то теперь прибыль получают другие люди. И тратят ее, соответственно, где-то в иных местах.

 

… замена счастию она

Как ситуация будет развиваться дальше?

«В настоящий момент Россия вступила во второе десятилетие стагнации («Застоя-2»), при этом серьезные стимулы или коалиции, заинтересованные в изменении «перераспределительной» модели, отсутствуют.

Такая ситуация, впрочем, не выглядит уникальной: на протяжении предыдущих 100 лет можно было наблюдать несколько примеров государств, в течение многих десятилетий сокращавших свою долю в мировом ВВП и увеличивавших отставание от наиболее развитых стран (так, в начале 1930-х гг. ВВП на душу населения в Аргентине составлял 70% от уровня США, а в конце 2010-х гг. — 35%)», пишут авторы доклада «Застой — 2».

Что делать, чтобы начались перемены? Ответ на этот вопрос специалистам в целом понятен, поскольку есть огромный исторический опыт разных стран.

«Общие рекомендации экономистов на этот счет хорошо известны: укрепление прав собственности и нейтральности регулирования для повышения инвестиционной привлекательности, стимулирование технологического экспорта и экспорта услуг, вложения в инфраструктуру, человеческий капитал, исследования и разработки», перечисляют авторы доклада.

Плюс максимальная открытость миру и сотрудничество со всеми, с кем это возможно.

Но именно это руководство страны делать с большой вероятностью не будет. Почему — тоже всем более или менее ясно.

Это означает, что всё происходящее в последнее десятилетие в Саратове и области и дальше будет продолжаться в тех же контурах. Несмотря на очередные мечты власти про «превращение саратовской агломерации в хаб для цифровых и зеленых технологий» и другую маниловщину.

Разумеется, предприниматели станут затевать новые проекты и многие смогут заработать. Собственность и активы продолжат приносить прибыль владельцам. Государство не остановит раздачу денег по разным проектам. (Вопрос об эффективности такой раздачи для реального развития, увы, остается открытым). Уже обещано, что стране предстоит строительство множества крупных объектов инфраструктуры (и на этом кто-то тоже сможет хорошо заработать).

По сути же будет происходить все то же самое, что мы видим все последние годы.

Для одних граждан страны и жителей Саратовской области это безусловное и горячо желаемое благо, для других — тоскливая безрадостная перспектива.

Но важно понимать, что резкого роста средних доходов саратовцев — не то, что в семь раз, до планки «счастья», но даже вдвое — в обозримом будущем не случится. Для этого в действующей модели нет предпосылок.

Причин для нового резкого роста экономики в целом без серьезных политических перемен, как уверяют эксперты, не существует. Но даже если он вдруг и случится, этот рост, то львиную долю выгоды получат все те же россияне из списков самых богатых людей. А остальные смогут за них порадоваться. Если, конечно, найдут в себе силы на это.

Источник

Оцените статью
Новостной портал Вольск-Life
Добавить комментарий