110 лет памяти Льва Толстого: великий писатель увидел в Саратове шторм и немцев

Новости области

Ровно 110 лет назад, 20 ноября 1910 г. на станции Астапово ушёл из жизни классик русской литературы Лев Толстой. В его бурной биографии была и саратовская страница.

В мае 1851-го г. 22-хлетний граф Лев Толстой направлялся по Волге к месту своей военной службы – на Кавказ, где шла бесконечная война. В пути его сопровождал старший брат Николай. Из Казани братья Толстые ехали на почтовых лошадях, а в Саратове решили пересесть на лодку и плыть до Астрахани.

В своём знаменитом дневнике будущий автор «Войны и мира» описал губернский город на Волге предельно лаконично: «В Саратове. Майор. Немцы. Виды. Шторм. Рыбаки. Немцы».  

В письме к тётушке Татьяне Ергольской Толстой называет посещение нашего города переходным пунктом от неприятной части вояжа к приятной: «В Казани я провел неделю очень приятно, путешествие в Саратов было неприятно; зато до Астрахани мы плыли в маленькой лодке,— это было и поэтично и очаровательно….»

Большого места в творчестве писателя Саратов не занял, но всё же он не раз вспоминал свои впечатления от города в очерках и коротких рассказах, рассказывал о встрече с саратовским губернатором Матвеем Кожевниковым, о том, как видел из лодки утёс Степана Разина.

110 лет памяти Льва Толстого: великий писатель увидел в Саратове шторм и немцев
Фото: Алексей Голицын







В знаменитой пьесе Льва Толстого «Живой труп» Саратов упоминается как место в провинции, куда герои вынуждены, по требованию шантажиста, переводить деньги на подставное лицо, чтобы спасти свою репутацию в обществе. Видно, уже тогда наш город в представлении российского общества был связан с аферами и мошенничеством. Пьеса же многократно ставилась на сценах саратовских театров в разные времена.

Саратовские краеведы в своих работах указывают, что Льва Толстого в Саратове уважали и при жизни и после смерти, несмотря на гонения на писателя со стороны правительства и Святейшего Синода. Когда Льву Николаевичу исполнилось 80 лет, в августе 1908-го г. Саратовская городская Дума намеревалась послать ему поздравительную телеграмму, а в гимназиях вместо уроков провести Толстовские чтения. Этого не допустил саратовский епископ Гермоген. Он известен тем, что привёз в Петербург Григория Распутина, а когда сибирский мужик приблизился к императорской семье, стал его злейшим врагом.

История повторилась весной 1911 г., через несколько месяцев после смерти классика. Саратовская городская Дума постановила назвать именем Толстого Большую Кострижную улицу (ныне улица Сакко и Ванцетти), поставить бюст писателя в Радищевском музее, а портреты повесить в учебных заведениях. На этот раз увековечить память Льва Николаевича не позволило министерство внутренних дел.    

Уже при Советской власти, сразу после празднования 100-летия со дня рождения писателя, в 1929 г. появилась работа знаменитого саратовского литературоведа Александра Скафтымова «Идеи и формы в творчестве Л. Толстого». Эту статью изучали на всех филологических факультетах Советского Союза. Саратовский учёный глубокомысленно прокомментировал фразу писателя «люди как реки».

Улица Льва Толстого на карте Саратова в середине ХХ века также появилась. Правда, она совсем маленькая и находится на окраине, в районе 6-ой Дачной, рядом с улицами композитора Петра Чайковского и героини-мученицы Зои Космодемьянской. В среде городской интеллигенции периодически раздаются призывы присвоить имя «зеркала русской революции» более важному объекту.  

Источник

Читать так же:  В Саратовской области еще один человек скончался от коронавируса
Оцените статью
Новостной портал Вольск-Life